NederlandsEnglishFrançaisDeutschItalianoPortuguêsРусскийEspañol

Тайны Севастопольских храмов — Путешествие по Крыму


Если смотреть на Севастополь с высоты, то неизменно наш взгляд остановится на двух его самых примечательных точках: на пирамидальной церкви Святого Николая Угодника, что венчает собой Братское кладбище Северной стороны города, — место, где были захоронены десятки тысяч защитников Севастополя, и Собора Святого Владимира Крестителя, чей золотой купол парит над всем и вся, осеняя и вдохновляя нас, ибо Владимирский собор — это прежде всего место упокоения великих флотоводцев России: Лазарева, Корнилова, Нахимова и Истомина.

Оба храма — это места поклонения многих поколений наших соотечественников, всех, кому дороги история России и имена её героев. Однако наряду с этим стены двух самых главных севастопольских храмов хранят и немало тайн, о которых мы только начинаем догадываться.

А теперь перенесемся в первый век нашей эры. В шестидесятых годах первого столетия римский Херсонес (предшественник Севастополя) посетил апостол Андрей Первозванный. Именно из Херсонеса он пошел, неся зерна христианской веры, на север, до русских земель и Ладоги. Но мало кому известно, что Андрей Первозванный был на севастопольской земле не один. Вместе с ним туда съехались и все оставшиеся к тому времени в живых ещё пять апостолов. В истории Русской Православной церкви этот факт запечатлен как так называемая «черноморская миссия». По существу, Херсонес — Севастополь стал последним местом, где апостолы Христа собирались вместе. Одного этого было уже достаточно, чтобы Севастополь стал священным городом для христиан всего мира. К тому же само название «Севастополь» наиболее точно переводится с греческого именно как «священный город» (Севастос-полис).

А теперь зададим себе вопрос — случайно ли почти все лежащие под плитами Владимирского собора адмиралы в чем-то повторили апостольский путь? Как и апостолы, флотоводцы сражались за православную веру, к тому же на кораблях, носящих имена великих христианских святых. А вице-адмирал Корнилов, первый из севастопольских мучеников, в своё время командовал линейным кораблём «Двенадцать апостолов».

Так, может, совсем не случайно, что в стенах Владимирского собора нашли своё упокоение именно тринадцать человек, ровно столько, сколько было присутствующих на Тайной вечере Христа? Может, именно поэтому на внутренней стороне купола выписаны красками именно двенадцать апостолов? Но и это не всё! Дело в том, что последний (тринадцатый) из захороненных в соборе повторил путь Иуды, не только приняв самое активное участие в братоубийственной Гражданской войне, но и предав в своё время Российский Флот, когда поднял над кораблями «жовто-блакитные» флаги Центральной Украинской Рады.

Осознав в конце концов всю бездну своего падения, он, сраженный тяжелым недугом, принял решение самому уйти из жизни и, отказавшись от всякого лечения, умер за несколько дней до ухода Белой армии из Крыма. Снова случайное совпадение или неведомая нам удивительно последовательная закономерность? Словно кто-то поиграл мировой апостольский сценарий в масштабах одного города!

Но и на этом тайны севастопольских храмов не заканчиваются. Уже более ста лет ходит много разговоров относительно церкви Святого Николая на северной стороне Севастопольской бухты. Дело в том, что по своему внешнему виду церковь уникальна, так как имеет форму… пирамиды. Ни до, ни после христианских храмов такой формы никогда не строил. Бытует мнение, что пирамидальная форма выбрана как своеобразный символ вечности славы русского оружия, но так ли считал архитектор Свято-Никольского храма А.А. Авдеев, в точности неизвестно. Впрочем, и сам архитектор — личность более чем загадочная.

Дело в том, что Авдеев был удостоен как архитектор за Свято-Никольскую церковь звания академика. Но истинным автором проекта был ни кто-нибудь, а придворный архитектор и любимец императора Александра Первого А. Штакеншнейдер. Поразительно: придворному архитектору за его труды — ничего, а безвестному тогда ещё Авдееву за чужие труды — высшее ученое звание! Удивительно иное. Сам Штакеншнейдер воспринял такое решение как должное и даже справедливое. Почему? Ответа на этот вопрос нет.

Вызывают удивление и сроки строительства севастопольских храмов. Сроки значительно превышают все мыслимые пределы. Так, Свято-Никольская церковь строилась более тринадцати лет, а Владимирский собор — более тридцати! Причем, по отзывам современников, при этом не было ни дня простоя, и на протяжении всех долгих лет работы шли круглосуточно. Кроме этого, была ещё одна весьма странная особенность. На строительство посторонние лица не допускались, а сами места строек строго охранялись военными караулами. Зачем? Для чего? Ответа нет.

Ещё больше непонимания вызывает стоимость строительства. Постройка Владимирского собора обошлась более чем в полмиллиона золотых рублей. Сумма по тем временам колоссальная, на которую можно было построить несколько таких соборов. Для сравнения можно сказать, что немногим больше обошлось строительство знаменитого Ливадийского дворца Александра Третьего со всеми его парками и пробитыми в скалах подъездными дорогами.

И Владимирский собор, и Свято-Никольская церковь являлись гарнизонными храмами, а потому большую часть их паствы составляли военнослужащие. Да и священнослужители почти всё ранее состояли корабельными или полковыми батюшками. В первые годы 20 века со Свято-Никольской церковью вообще произошло нечто более чем странное. Высочайшим указом её внезапно для всех передали… в инженерное ведомство как некий военный фортификационный объект. Ни у церковных иерархов, ни у военных инженеров такое решение никакого удивления не вызвало.

В своё время по Севастополю ходило много слухов о неких таинственных подземных ходах. Но особого внимания на них не обращали, ведь подобные рассказы имеют место в каждом мало-мальски уважающем себя городе. Однако несколько лет назад произошло событие, которое заставило во многом пересмотреть легковесное отношение к разговорам о подземельях.

Дело в том, что во время реставрационных работ в Свято-Никольской церкви  рабочие внезапно наткнулись под подвалом на грандиозное подземное сооружение. Это был уходящий вниз достаточно пологий колодец диаметром два метра. Колодец удалось обследовать, однако, всего на каких-то двадцать метров. Дальше стояла вода. Это было уже само по себе удивительно, так как церковь Святого Николая стоит на достаточно высокой горе, а, принимая во внимание сухость севастопольской земли, это кажется вообще невероятным. Однако ещё более невероятным оказалось то, что вода была солёная, то есть морская!

Теперь сомнений не оставалось. Под Севастополем действительно имеются подземные коммуникации. Итак, история с неведомыми подземельями обрела реальность. Что же удалось установить?

Судя по всему, подземные коммуникации города представляют собой грандиозный тоннель, проложенный под Севастопольской бухтой. Тоннель этот и начинается в подвале Свято-Никольской церкви и идёт под дном бухты на южную сторону города. Кроме основного, главного тоннеля подземные коммуникации имеют ещё несколько длинных ответвлений. Одно шло, скорее всего, к бухте Голландия, другое — на запад, в сторону Мекензиевых гор. Теперь сразу же становились объяснимыми и сверхдлинные сроки строительства, и сверхкрупные финансовые затраты. Понятным становится тогда и причина получения Авдеевым звания академика. Что ж, если Алексей Александрович Авдеев на самом деле создал грандиозные подземные коммуникации под городом русской славы, то тогда объяснимо отношение к нему самого императора. Наконец, вполне объяснимы время и причина создания столь дорогих и больших сооружений.

Дело в том, что по условиям парижского мира после Крымской войны Россия лишалась права не только иметь на Черном море военно-морской флот, но и укреплять Севастополь. В договоре говорилось о Севастополе, но ничего не говорилось о том, что нельзя строить… под Севастополем. При наличии столь засекреченного и разветвленного подземелья в кратчайшее время в случае возникновения сложной ситуации можно было перебрасывать войска даже под дном бухты. Укрепления были срыты, но появление целых батальонов буквально из-под земли могло с лихвой возместить их отсутствие! Кроме этого, необходимо принимать во внимание, что оба храма были всегда и поныне являются превосходными наблюдательными постами. Если со Свято-Никольского монастыря местность вокруг видна на 22 километра, то с Владимирского собора — еще дальше.

Севастопольские храмы по-прежнему хранят свои тайны. Однако всему свое время, а потому можно надеяться, что придет день и настанет час, когда тайное наконец станет явным и мы узнаем еще многое из того, что было сокрыто от нас временем, людьми и провидением.

 

Автор: Владимир Шигин.

Добавить комментарий